Рубрики

Поделитесь статьей:

Божья Матерь не является участником канонической христианской Троицы, но в народе ее значение очень велико. Пресвятая Дева Мария – мать Иисуса Христа. Имя ее несколько раз упоминается в Писании (Матф. 1:16, 18—25, 13:56; Марка 3:31-32; Луки 1:26-56, 2:1-40, 48; Иоан. 19:25-27, Деян. 1:12-14). Недостаток сведений о жизни Богородицы обильно восполняется многими преданиями. Высокое почтение к Матери Божией в христианском обществе восходит к глубокой древности. Православная церковь чтит Богородицу святою и пренепорочною Приснодевою; как к скорой помощнице и заступнице прибегает к ней в молитвах; славит ее за оказанные благодеяния; в честь ее установила многие праздники и освятила многие храмы, имеет и чтит ее чудотворные иконы. Церковь католическая в почитании Богородицы пошла дальше и установила новый догмат о непорочном зачатии и рождении Богородицы.

 

Что же касается народного почитания Богоматери, то никогда не было необходимости искусственно его «завышать» – почитание Божьей Матери ведет свои корни со времен еще дохристианских. Практически в любой, даже самой примитивной религии, огромное внимание и уважение вызывает образ Матери. Мать богов – один из самых распространенных образов в мировой мифологии. Если говорить о славянском язычестве, то точно неизвестно, кто считался матерью богов, но хорошо известна формула: “мать – сыра земля”. Конечно, к представлению о земле как матери всего живого восходят древние представления о матери богов. В белорусских заговорах сохранилась это древнее представление о матери: 3ямля — наша маці будзе пітаці, чараўніка, чараўніцу да да нашага табара не пускаці. Земля не только кормит, но и защищает от всякой нечисти. Иногда в заговорах Матерь понимается не как мать Иисуса, а как мать самого Бога: Ішоў Бог цераз вялікі роў, парэзаў нагу аб жорсткую траву. Божая мацер прыбяжала, парадак ране давала, рану шаўковай травіцай перавязала.

 

Имя Богоматери часто используется в вступительных или завершающих формулах: «Божа маці на прэстолі стаяла, на сябе залатыя рызі накладала, усёму свету помач давала», «Первым разам, божым часам. Госпаду Богу памолімся і матары Божай паклонімся і сонцу і месяцу, і зарам-зараніцам, божым памашніцам», «Госпадзі Божа, багаславі, Прэсвятая маць Бугуродзіца, помачы дай!», «Свята Прачыста маці, прыступі ўрокі (или любые другие болезни) шаптаці».

 

В белорусских народных заговорах Богоматерь часто занимает место среди высших христианских Персон – в Троице, а иногда стоит впереди, как в заговоре «Ад дамавога»: Госпадзі Божа, багаславі, памажы, Сус Хрыстос, мацер Божая, Дух Святы, Тройца Святая. Мать стоит впереди Святого Духа и даже самой Троицы, что было бы величайшим кощунством для христианина, но совершенно понятно для народного заговора, где Божая мать выше прочих. Как уже неоднократно сказано, глубина теологических споров о Духе и Троице далека от простого народа, в то время как образ Матери понятен каждому. Поэтому, как и в этом заговоре, Троица не всегда равна канонической. Более понятной для народного сознания была троица: Бог-Отец, Мать Божья и Сын. При чем мать – это не обязательно мать Иисуса, Божья мать – это мать Бога. «Ішоў Бог цераз вялікі роў, парэзаў нагу аб жорсткую траву. Божая мацер прыбяжала, парадак ране давала, рану шаўковай травіцай перавязала». В заговорах к Марии часто обращаются как к царице небесной (правда, неясно, кто царь небесный – Бог-Отец или Бог-Сын): Вотча… Багаславі, Госпадзі, мацер Божыя Бугуродзіца, царыца нябесная…

 

В пику многовековому спору между церквями – от кого исходит Дух Святой – только от Отца или и от Сына тоже, в народных заговорах есть и еще одна интересная версия: Багаславі, Госпадзі Хрыстос і Прэсвятая Багародзіца, ты, вялікая стошніца, усім дзілам памошніца, пумагі нам і пасабі сваім Святым Духам выганяць цімяннэй зубішча і зуб на зялёны дуб. По версии этого заговора Дух Святой исходит и от Матери, что, возможно, станет спором для церквей будущего.

 

Есть еще одно место в заговорах, которое вошло в противоречие с официальной церковной догмой. Хотя в Евангелии не раз говорится о братьях Иисуса, церковь стала развивать догмат о вечной непорочности Девы Марии. В заговоре «Ад урокаў дзіцяці» Иисус встретил свою мать, а у нее на руках маленький ребенок: светла Божа маці па садочку ходзіць, белага сыночка на руках носіць. Сустракае Ісус Хрыстос Божу маці і пытае:

 

– Чаго, матка, плачаш?

 

– Плачу-рыдаю, белага сыночка спавіваю. Ен ражоны, хрышчоны, горачка і урокаў не знаю.

 

Безусловно, главное событие в жизни Марии – это рождение Иисуса. Это событие нашло отражение в народном творчестве. О рождении Иисуса сказано в охотничьем заговоре:

 

“Як на моры, на кіяні, на востраве Буяне ляжыць Латра-камень, на том камні сядзіць бабка. Бабка ты, бабка! Пранімала ты Іісуса Хрыста на сваі перста, прымі ты і раба божыя…”. Но и есть более точный – акушерский заговор, с точным сроком беременности Богоматери: Божжая мацер Суса Хрыста спарадзіла, сорак нядзель насіла, у божжай пасьцелі ляжала…. Упоминание божьей постели в этом заговоре, доказывает, что вера в непорочное зачатие была не очень популярна и понятна в народе…

 

О теплых отношениях между матерью и сыном рассказано выше в главе об Иисусе. В заговорах эти отношения проникнуты нежностью, разговор Матери с Сыном проникнут нигде не встречаемой в Евангелиях материнской и сыновней любовью.

 

– Мамачка мая радненька, ці ты спіш, ці адпачываеш?

 

– Сплю, мой сыночак, сплю, мой родненькі…. Этот заговор характерен для народного христианства, в котором Мать выступает просительницей перед сыном за весь род человеческий. Считается, что Сын может отказать простому грешному, но матери не откажет.

 

Вполне естественно, что Богородица считается покровительницей рожениц, что обусловливается мотивом материнства Богородицы (Матери Божьей) и этимологической связью слов «Богородица» и «роды».

 

Белорусские народные заговоры подтверждают важную роль Девы Марии в покровительстве беременным и помощи в родах. Обращаясь к Божьей матери в подобных ситуациях, женщины могли рассчитывать на поддержку и понимание ведь «Прасвятая маць Бугуродзіца, сама ты раджала і нас саздала і нам помачы дала, і царскія вароты адчыняла і зачыняла». В специальном заговоре «На захаванне плода» после обращения к Богу и всем святым главное магическое действие «закрытие царских ворот» выполняет Богоматерь: На Сіяньскай гарэ, на шаўковай траве, там стаяла божжая цэрква, у той цэркві Божжая мацер службу служыла, царськія вароты зачыняла. Царськія вароты зачынілісь, Сіяньская гара закацілась, маладзеняц, пары дзяржыся Обряд замыкания ворот, дверей, замков обязателен в подобных заговорах, и здесь главной ключницей является Богоматерь: «Ішла святая Прачыстая з усімі святымі апосталамі, нясла залатыя замкі, сярэбраныя ключы, замыкала рабы божыя жываты да пары» или «Царскія дзверы адмыкаюцца, мірскія замкі замыкаюцца. Ішла Божа маць дарогаю. Сустракае Ісус Хрыстос:

 

– Куды ідзеш, Божа маці?

 

– Іду ў цэркаўку ключыкаў браці, Еве цела замыкаці, на свет младзенца не пускаці».

 

Также как для сохранения плода мать закрывает замки, также она должна их открыть перед родами, в заговоре «На добрыя роды»: Ішоў Гасподзь Бог Сус Хрыстос з нябес, за ім Прачыстая матка ішла, у правай руцэ залатыя ключы нясла. Сустракая Гасподзь Бог Сус Хрыстос з нябес:

 

– Куды ты, маць Прачыстая, ідзеш?

 

– Іду я парадніцу адведаці і младзенца з жывата выпускаці. Ці ты ж младзеняц, ці младзенка — пара табе з жывата выхадзіць парадніцы кроў разліці.

 

Или: Ішоў сам Гасподзь з небяса, згубіў залатыя ключы з-пад паяса. Мацер Божая ішла, залатыя ключы знайшла. Замкі, атапрыцеся, царскія вароты, атварыцеся, паясы, развяжыцеся, раба божая Матрона, з дзіцёнкам разлучыцеся.

 

Но в роли попечительницы рожениц Божья Мать не только ключница, она оберегает мать и ребенка от всевозможных болезней и злых духов. Для этой цели она вооружена луком: Як у полі пры дарозе там стаіць царква. Туды ішла маць Прачыстая і нясла дванаццаць ключоў, адмыкала дванаццаць замкоў. Яна замочкі адмыкала, царскія вароты адчыняла і з цела младзенца выпускала… Ішла прасвятая Багародзіца з калянай стралой і стралой выстраліла і па чыстаму полю ўрокі-прарокі размятала. Хоть основным оружием Богоматери и остается сверхъестественное – свеча и крест (кажется, что иногда она использует крест как ударное оружие: «залатым храстом пабіваець, нячыстую сілу адбіваець»), но часто она прибегает и к более естественному оружию: Ехала Прачыстая Божая маці цераз сіня мора з трыма мячамі, з таўтом (?), з залатым крастом… «Выйшла Божая маці са свячэмі і з жалезнымі дубцамі, святы Міхаіл з вострымі мечамі і з жалезнымі замкамі».

 

Но кроме оружия заговоры рассказывают и об одежде Богоматери. Для нее «на моры, на кіяні, на востраві на Буяні стаіць столб, на цем сталбе дзве дзевіцы-красавіцы; ш’юць ані па атласу і па бархату нашэй мацеры Прэсвятой Багародзіцы рызу». Но в большинстве случаев она одета в золотые ризы. Заговоры так описывают ее внешний вид: «ішла Прэсвятая маць дзева Бугуродзіца па залатом масту, у залатых рукавічках, у залатых чар’авічках, і залатым пасарком (пасашком) папіралася; і стрэла яна трох вахмістаў». Золото постоянно присутствует в облике или окружении Богоматери: будь-то крест, ключи, посох (мать часто ходит, опираясь на посох с серебренной или чаще золотой тростью или с «залатым кіёчкам», видимо, она представлялась немолодой женщиной) или метла. Даже когда она едет на коне, она с золотым посохом: Ехала маць Прачыстая на серым кані цераз калінавы мост, дзяржала ў правай руцэ залатую тросць. Тросць з рукі ўпала — кроў перастал. Отметим, что мать едет не в телеге, а, именно, на коне – верхом. Почти все предметы быта или орудия труда, которые использует Богоматерь, называются золотыми: Прэсвятая маць Бугародзіца на залатую прасліцу прала, нітку атарвала, кроў завязала… Но в заговоре «Ад крывацёку» шла «Прасвятая маць Бугуродзіца па калінавым мосту, у красных чаравічках, з краснай трасцінай» – очевидно, что нагнетание такого количества красного цвета связана с его целью – остановить кровь. Нужно отметить, что красный цвет очень частый цвет одежд Богоматери в иконописи. «Цвета одежд Богоматери – красный и синий, но расположены они в другом порядке: одеяние синего цвета, поверх которого красный (вишневый) плат, мафорий… В сочетании красного и синего в образе Богородицы открывается еще одна тайна – соединение материнства и девства».

 

Но как только меняется цель заговора, матери возвращают ее золотые принадлежности: Са святога неба ішла маць Прачыстая з залатым крастом, з залатой талеркай, у моры ваду даставала. Или «за тым прастолам сядзіць маці Прачыстая ў залатых чанах, дзяржыць яна тры рожы ў руках: рожу сінюю, чорную, чырвоную».

 

Божья мать остается главной попечительницей новорожденного, и к ней обращаются в заговорах при детских болезнях: Прачыстая Божа мацер спарадзіла Суса Хрыста, сына свайго, узяла яго на праву руку, панясла яго па Сіяньскаму полю… палажыла Прачыстая Суса Хрыста на Лакір-камень і ўроцы сцірала. Когда дети болеют, Божья мать плачет, как в заговоре «Ад урокаў дзіцяці»: Госпаду Богу памалюся, Прачыстай Божай маці пакланюся. Прачыста Божа маці на прэстоле стаяла, рабе божай урокі шаптала. У нядзелечку параненька свет-сонейка ўсходзіць. Свята Прачыста Божа маці па вінаграду ходзіць з трыма крыжамі, з чатырма ангеламі.

 

— Чаго, Божа маці, плачаш-рыдаеш?

 

— Таго я плачу-рыдаю, што на сваю (імя) наглы крык маю.

 

Божья матерь день и ночь рядом с человеком: «…сам Сус Хрыстос, а перад ім стаіць маць Прасвятая Бугуродзіца: сцеражэць, беражэць, у дзень на ра6откі, у ночкі на пасцелькі, пад красным сонцам, пад ясным месяцам, пад лунным лунам, пад частым звездам». Она охраняет человека на протяжении всей его жизни, исцеляет от болезней, от ран. Часто ее способы это «нетрадиционная» медицина (но это только для нашего времени, для времени создания заговоров – это и была традиционная) при помощи заговоров, трав, магических действий: Божая мацер па гарэ хадзіла. травіцу ірвала, свайму сыну, рабу божаму, помачы давала, Матар Божая, царыца нябесная, прыступіся раба божага зьвіху гаварыці, ішла Божая маці ў Крым крыві замаўляці. Таким образом, Божая Мать поступает, как сама знахарка – заговаривает болезни, но известны ей и другие способы: На тым стаўбе Божая маці сядзіць, залатую голку дзяржыць і шаўковыя ніткі. Якому Івану раны зашываці, шчоб і не шчымёлі, шчоб і не балелі, шчоб яго душы спакой давалі. Божья мать зашивает рану хирургическим способом. Правда, ее «операционная» находится на столбе в чистом поле, где часто проходит жизнь и деятельность Матери. Иногда в чистом поле стоит ее кровать: Пайду я ў чыста поле чыстаю дарогаю. У чыстым полі стаяла яварава караватка. У той караватцы Божа матка, ля яе царыца, божая памачніца. А иногда и стол: «У чыстым полі Прачыста Божа матка столікі пастаўляла, у кубачкі-блюдачкі мёд-віно паналівала, госцікаў частавала. Як у тых кубачках-блюдачках мёду-віну не бываці, так у (Насці) скулы не бываці».

 

Вообще, в заговорах нет четкого представления, где же находится Божья матерь: она и на небе, «на Сіяньскай гары, на Сіяньскай зямлі», и на острове, и в чистом поле, и в церкви. Она везде, где она нужна людям. В следующем заговоре мать сидит на камни в море, оберегает всех от огня и меча и поет песни: На сінім моры белы камень ляжыць, а на камені бела лата ляжыць, а на той лаце Божа маці сядзіць, ад агня, ад меча захараняе, херувемскія песні спявае. А еще мать служит службу в церкви: І на Сіяньскай гарэ, на шаўковай траве, там стаяла божжая цэрква, у той цэркві Божжая мацер службу служыла, царськія вароты зачыняла. Но Мать не далеко – не где-то на Сияньской горе – она и рядом. Так в заговоре «от кровотечения» Божья мать идет в Крым. А в заговоре «ад прыступу чорнай балезні»: «ехала маць Прачыстая з Кіева на вараном кані, жалезным прутом паганяла».

 

Божья мать участвует и в заговорах против змей, но, конечно, не функции Змееборца: Святая Прачыстая Бож’я маці по полю ходзіць, шукае, а ў яе ам Гасподзь пытае: “Чаго ты ходзіш, шукаеш?” — “Хаджу, шукаю Шкурапеі-змяі… Кацярына, закрый свае рыла, бо прыйдзе сам Юрый з кап’ём, праб’е яго кап’ём.

 

К Богородице обращаются для оберега молочного скота, напр. на Ивана Купалу, день разгула нечистой силы: «Если не закрыть корову в стайку с иконой Богородицы, а двор не обойти с воскресной молитвой и не закрыть с нею нее ворота, корову обязательно испортят, и она начнет доиться кровью». К Богородице обращаются в заговорах». К Богородице обращаются в заговорах «На прыбаўленне малака» при чем эти заговоры используются как для женщин, так и для коров: На моры, на акіяне, на востраве на Буяне стаіць камень. На тым камні мацер Божая стаяла, свае ножанькі абмывала, рабе божай (калі жанчына, або краснай карове) грудзі (вымя) абмывала і піць давала, каб малака сколькі было, столькі зноў давала. Или «як у каровы малако прападзе»:…Той крынічкай мацер Божая заведала, крынічку адмыкала. У калодзежнай вадзіцы свяшчэннік малітвы чытаў, маць Прачыста птушак рассылала: “Ляціце, мае птушачкі, канапелькі збірайце, маёй кароўцы малачка шукайце…”. В этом заговоре Мать не только отмыкает криницу, как повелительница подземных вод, но и повелевает птицами.

 

Богородица – спасительница и людей и домашних животных (чаще коров): Ідзе мацер Божыя залатымі мастамі людзей ратаваці, ад кароў урокі выганяці… Святая маць Прачыстая, спасі ж ету скаціну, засцялі сваёй рызай, нятленнай плашчаніцай іх нямерныя глазы. Довольно часто Божья мать ведет себя как обычная крестьянка: Хадзіла Насвенчая матачка па стрылецкай гары. Вяла рабую кароўку і цягла вяроўку і пусціла рабую кароуку на божую расу на шауковую траву. А цераз сіняе мора ляжала кладка, тудэю ішла Божая матка, вяла кароўку цягла вяроўку і несла даеначку, і з мора ваду брала і кароўку рабую абмываіла, каб кароўка малачка давала і гаспадыню к боку падпускала. Образ доброй хозяйки, доярки очень популярен: Ажно ідзець Прачыста маць па сінім моры, ідзець, у руках крапілца нясець, у сіне мора макаець і кароўку падмываець… или: «..скацінка, прыйшла к табе хазяячка з залатой даёначкай, з шаўковай цадзілачкай. Маць Прачыстая цябе даіла, а хазяячку малачком надзяліла…»

 

Образ Божьей матери поражает своей народностью, простотой: «Божа маці на прэстолі стаяла, Ісуса Хрыста на руках дзяржала, усёму свету дапамагала… Божа маці ў карыці купалася і ўмувалася. Мы ту воду бралі, (імя) цела абм’увалі..». Божья матерь умывающаяся в корыте… Отметим, что вода, которой обмывалась Богоматерь, обладает лечебными свойствами (…там Прачыстая Божжая мацер рукі мыла; я ваду браў і рабу божжаму помач даваў.), и эти свойства должны перейти на воду, которую знахарь заговаривает. Вода часто участвует в магических действиях. Но кроме обычной воды в колдовстве или целительстве часто используют росу – известна своими необычными свойствами Юрьева роса. В заговорах знахарь «использует» особую росу: А ў тым крэсле сам Гасподзь Сус Хрыстос сядзіць, залаты крэст дзяржыць. І з таго краста выступае раса. Маць Прачыстая прыступіла і капельку падхапіла, рабу божаму (імя) урокі змыла. Возможно, что здесь речь идет о таком известном феномене, когда со святых крестов или икон начинает выделяться жидкость, – например, плачущие иконы.

 

Мать Божья – обычный человек – ей известны и усталость, и болезнь. Так Богоматерь устала и заснула на пеньке: Ішла мамка Прачыстая і прыстала; прысеўшы, заснула. Прыйшоў к ёй сам Сус Хрыстос:

 

— Чаго ж ты, мамка Прачыстая, заснула?

 

— Буйны вецяр галаву мне раздуў і ў буйцую галаву шуму нагнаў!.

 

Народная фантазия придумывает множество способов исцеления и неудивительно, что в следующем заговоре Божья матерь с ведрами и действует метлой (пусть и золотой): Ішла раба Божая маці з цясовымі вёдрамі, з залатымі мётламі ад рабы божай (імя) агонь убіраць. Отметим, что сама Матерь находится на престоле, но в народном представлении уборка ей не в тягость. Так же она может работать пожарным: Ішла Божа маці сінімі марамі, зялезнымі мастамі, залатой чашачкай брала вады еты агонь заліваці.

 

Все вышеперечисленные заговоры (с корытом, с метлой) являются текстом, которым сопровождался настоящий обряд. Например, от температуры больного поливали из ведра и сметали метлой «огонь». Богоматерь самая частая участница различных обрядов. Вот заговор и само магическое действие «Ад нячыстай сілы, нарадкі»: Прачыста мамачка, стань нам на помач. Станаўлю раба божага на сярэбраным кругу, на залатом масту (абвесці шнурком або ніткай круг). Маць Прачыстая шаўковыя шнуры чапаець, шаўковымі шнурамі абводзіць, наперадзі жаркае сонца становіць, залатым храстом пабіваець, нячыстую сілу адбіваець.

 

Народное почитание Богородицы связано с т.н. «богородичными праздниками» — Благовещением, Рождеством Пресвятой Богородицы, Введением во храм Пресвятой Богородицы, Успением Богородица: Святое Благавешчанне, Хрышчэнне, Васкрасенне, бацюшка-цудатворац, Дух, Тройца, Купала Іван, Казанская Божая маць, І святая маць Бугуродзіца. Или «Святое Благавешчанне, святое Хрышчэнне, бацюшка-цудатворац, Дух, Тройца, Купала Іван, Казанская Божая маць, Ільінская Пятніца, Iлля, Макавей, Спас, Бугуродзіца, Пакроў, Устрэчанне, благаславі». В заговорах перечисляются все праздники, связанные с Богоматерью.

 

Праздники воспринимались, как живые, люди. К ним можно было обратиться за помощью: Святы Пакроў, стань на помач! Святы Кузьма-Дзямян, стань на помач! И Госпаду Богу памолімся, Прачыстан мамцы паклонімся, усім святым апосталам, усім святочкам, гадавым празьнічкам,— усі мне станьця на помачы.

 

Ярко выражены празднования дней памяти прославленных икон Богородицы — Казанской (Маць, царыца нябесная, Божжая мацер Казаньская, устань рабу божжаму на помач ) – 8.07, Смоленской (О Госпадзі Божа, мацер Божая, Прачыстая наша, Смаленьская, Пустьньская, Любаўская, стань рабу божаму і скаціні на помач) – 28.07, Владимирской (23.06), Тихвинской (26.06). Упоминаются и другие образы: Святая маці Хвядорычацкая, высылайця пошліных і к маладзенцу на помач. Эти праздники относились к «страдной» поре крестьянских летних работ, а Казанская Богородица — к грозовой поре лета, поре окончательного созревания ржаного поля. «Двананцань ангалаў, двананцаць апосталаў, мацер Божыя пачаеўськая, раба божага на помач станавіся. Святы цар Давыд, на помач станавіся. Казаньская Божая мацер, рабу божаму памогі дай, сахрані»

 

В заговорах часто обращаются не к самой Богоматери, а к ее иконам: Сяннішні дзянёчак, добры часочак — аўторак. Упрашаю я Божжую мацер на помач, Божжую мацер ояўленную — Мугулеўськую, Пачаеўськую, Варкалабаўськую. Упрашаю вас не сам сабою, а Божжыю мацер’ю; а Божжая мацер упрашыець не сама сабою — Спасіцелем…

 

Образ Божьей матери в белорусских заговорах поистине неисчерпаем. По своей функциональности, разработанности в деталях, привлекательности он не имеет себе равных, затмевая даже образ Христа. Нужно отметить, что созданный народом образ исходить из представления о Богоматери как помощнице и заступнице. В нем очень мало благоговения и трепета. Божья матерь в заговорах часто похожа на обычную крестьянку. Даже произнесение «Во имя Отца и Сына и Святого Духа» не превращает заговоры в молитвы, и не делает из язычника христианина.

 

 

Книга Христианские персонажи в белорусских народных заговорах

Понравилась статья?

© СВЕТЛАНА ЛЕЙХНЕР. ВЕСЬ МАТЕРИАЛ, РАЗМЕЩЕННЫЙ НА ДАННОМ САЙТЕ, ЯВЛЯЕТСЯ АВТОРСКИМ, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ РИТУАЛОВ, И ТЕХ СТАТЕЙ, В КОТОРЫХ УКАЗАНЫ ДРУГИЕ АВТОРЫ. ЕСЛИ ВЫ КОПИРУЕТЕ МАТЕРИАЛ, ВАМ НЕОБХОДИМО УКАЗАТЬ АВТОРСТВО И АКТИВНУЮ ССЫЛКУ НА МОЙ САЙТ!

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.