Христианские святые в белорусских народных заговорах. Архангел Михаил

  1. Главная
  2. Теория Магии и Колдовства
  3. Христианские святые в белорусских народных заговорах. Архангел Михаил

Рубрики

Поделитесь статьей:

Православная церковь, руководствуясь взглядами церковных писателей и отцов церкви, разделяет мир ангельский на девять ликов или чинов, а эти девять – на три иерархии, по три чина в каждой иерархии. В первой иерархии состоят бесплотные духи, находящиеся ближе к Богу, именно: престолы, херувимы и серафимы. Во второй, средней иерархии – власти, господства и силы. В третьей, более близкой к нам – ангелы, архангелы и начала. О бытии ангелов и архангелов свидетельствуют почти все страницы Священного Писания. Белорусские заговоры знают имена всех архангелов: тут ангелы божыя прабываюць і архангелы: Міхаіл і Гаўрыіл Рахваіл, Міхаіл, Сасахваіл, Гадуіл, Вархвалаіл, херуімы і серяхвімы і ангел-храніцель ва векі, амін.

 

Архангел Михаил входит в группу наиболее популярных в народе адресатов молитв, наряду с Богоматерью, Спасом и Николой. Прежде всего, Архангел Михаил — воевода грозных сил, предводитель небесного воинства, борец со всяческим злом, грехом, победитель его, каратель.

 

Сочетание космологического и воинского аспектов делают образ архангела Михаила, прежде всего наследником языческого верховного божества Перуна, который был богом грозы и одновременно покровителем княжеской дружины. На русских иконах Михаил, как правило, изображается «огнеликим». Это результат мировой мифологической традиции, поклонения солнцу, огню. «Огнеликость» Михаила – символ его приобщенности к космогоническим основам жизни.

 

В русском народном сознании многие небесные стихии – ветры, облака, тучи, молнии – олицетворяет небесный конь. «Конь-огонь» – говорит пословица. «Конь бежит – земля дрожит», – зашифрован в русской загадке гром. Архангел Михаил белорусских народных заговоров часто верхом на коне «…на том сівом коніку сядзіць святы Міхайла-архангал, у святым месьці, у залатым крэсьлі, кнігу-вангілю чытаець, хіруімы усьпеваюць, у Госпада Бога міласьці ўпрашаець…». Его конь является одновременно и оружием, которым он уничтожает змей: «Свято Міхайла на прэстолі стаіць, відзіць ён нас, праведнікуў і ябеднікуў, і наганіцелеў, і ведзьмаў-чарадзейніцуў; І разбіваець вялікаю грамою, пякучаю маланнею, калянаю скалою, багатырськім канём, булатным нажом…

 

Память в Православной церкви 6 (19) сентября и 8 (21) ноября, в Католической 29 сентября. Самое подробное упоминание об Архангеле Михаиле в Откровении Иоанна в главе 12: И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною….

 

Описанные события не могли не найти своего отражения в народном фольклоре. Так в заговоре, записанном Е. Р. Романовым: «Міхайла-архангал, багатыр нябесны! Як сабіваў уражжыю сілу сы нябес на сыру зямлю, так пабі ўражжыю сілу з раба божжага!» или «Святы Міхаіл-архангал, сільны магучы багатыр, убядзіцяль нябесны, – убіваў ен уражу сілу з нябес на сырую зямлю, каб раба Якімава ружжо ўбівала ўсякую звярыну – бягучую, лятучую”. Михаил носит множество высочайших свойственных только ему званий: “ Міхайла – нябесны вайвода”, “Міхаіл – гасподні памочнік», и даже “Міхайло-архайло, нябесны воздух». Кажется, что никто их святых не заслужил такого почитания, как Михаил: Госпадзі наш міласэрдны, сам ты вялікі цару, сам ты бяз началу, пашлі святога свайго архангала Міхайлу, гасподзьнюю суддзю, вялікага князя, первага ваявода, шасцікрылатага, да ’градзі, Госпадзі, сваёй правай рукой, камянной сцяной – як неба ад зямлі ў чатыры рэдзі. Отметим, что Михаил назван шестикрылым, что неверно. В христианской традиции шестикрылые – это серафимы, самые высшие ангелы. Крылья Михаила упоминаются еще в одном заговоре «Святога Міхайлу прызываем: агняным мечам адсякаець, ангалскім крылам замятаець»

 

Безусловно, что место в Откровении сыграло главную роль в становлении Михаила-архангела, как змееборца. В белорусских заговорах от змей имя Михаила упоминается, чаще, чем всех других святых. На 137 заговоров от змей в сборнике «Замовы» такой известный змееборец как Георгий-Победоносец упоминается в 10-ти, Микола – в трех, а Михаил в 36-ти! Учитывая, что многие заговоры вообще не обращаются к христианским святым, это дает невероятный процент – почти в половине всех заговоров от змей просят помощи у Михаила. При чем эта помощь всегда активная: Михаил побивает змей, проявляя невероятное разнообразие и выдумку в казнях: мечом (стальным, золотым, огненным, булатным), копьем (стальным, золотым, огненным), железным жезлом, ножом, штыком, железным кнутом, молотом, грозой, громом, дождем… Среди его орудий мести и такие необычные как птицы с железным клювом: святой Міхайла-арханій сашлець пшіц з нябес з жалезным носам. Будуць драць, клюваць, вашу жысць рашаць… и тучи: я пайду к святому Міхаілу на жалабу. Святы Міхаіл нашлець на вас тры тучы грозных: первую тучу агнянную, другую тучу камянную, трэцюю – скаловую. Агняннаю тучаю будзець у лесі паліць, камянною тучаю будзець па полю біць, скаловаю тучаю будзець у вадзе біць. В заговоре конкретезируется для чего нужен каждый вид туч. Например, «скаловыми» тучами Михаил будет побивать змей в воде. Возможно, что это некое переосмысление одной из кар в Откровении: 8. Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью… Иногда Архангел действует не один, а с другими архангелами: І святыі ангелі, архангелі грозныі, Міхаіл і Гаўрыіл і Рахваіл, ня біця нас громамі, ня рубіця голавы вогненным мечам.

 

В православной традиции образ Архангела Михаила воссоздан из образов безымянных ангелов «Откровения», которые наделены некоторыми предметными атрибутами: трубой, Евангелием, радугой-луком, кадилом, копьем в руках. Звуки трубы возвещают о наступлении судного дня, Евангелие и кадило – символы святости, несомой людям, копье — орудие борьбы. И у славянского Перуна, и у индуистского Индры радуга была боевым огненным луком. Память об этом живет в заговоре: «Ах ты, радуга-дуга, ты убей мужика». Неудивительно, что в заговорах у Архангела мы находим те же предметы. Михаил очень часто побивает змей копьем или огненной стрелой, а в одном заговоре «…на том сівом коніку сядзіць святы Міхайла-архангал, у святым месьці, у залатым крэсьлі, кнігу-вангілю чытаець, хіруімы усьпеваюць, у Госпада Бога міласьці ўпрашаець…» упоминается и Евангелие. Еще один высший атрибут власти, присущий только Михаилу – это золотая труба: «святы Міхаіла-архангала, вазьмі ты сваю сямігласную трубу (в Откровении: семь ангелов с семью трубами), і ўзыйдзі ты на Сіяньскую гару, і змані і струбі ўсіх сваіх анахаў» и «Сашлець Гасподзь Бог Міхаіла-арханія, і ўзойдзець ён на Сіяньскую гару, затрубіць ён у залатую трубу – будзеця вы сабірацца, вужы і зьмеі-яшчары, будзеця вы станавіцца на праведнам суду! Выдымаю я не сам сабою – Госпадам Богам, Сусам Хрыстом, Міхайлаю-арханіем, страсцкім вялікім суддзёю праведным, амін» (в концовке заговора Михаил – участник Троицы). Труба не только необычная – золотая и семигласная, это труба, возвещающая о начале Страшного Суда, на который по народному представлению явятся не только люди, но и змеи. Возможно, что место в послании Иуд.1:9 послужило поводом воспринимать Михаила как судью: Михаил Архангел, когда говорил с диаволом, споря о Моисеевом теле, не смел произнести укоризненного суда, но сказал: “да запретит тебе Господь “. В белорусских заговорах Михаил единственный, кто удостоился эпитета «судья». «Я буду прасіць Спасіцеля і Міхайлу, вялікага Архістраціга. Міхаіл – вялікі Архістраціг прыйдзіць судзіць з сваім страшным судом, з жызлом зялезным. Разаб’ець краваці цісавыі, і пярыны пухавыі, і руку шэрсці, і вашы будзіць на зялеза матаць кішкі, і вас саміх будзіць біць малатамі, і вас саміх будзіць агнём паліць, штоба вас не была на зямлі». «А то прыйдзе святы Міхаіл-архаіл – будзе вас сваім судом судзіць і штыхом сажаць, у ражжонную печ брасаць, і не будзе вам пашчады на святое Уздзвіжанне», «…я пайду к Міхайлі-суддзе праведнаму, то будзець цябе судзіць, зялезным пруццем мяса твае рўбіць», «я буду прасіць Міхайлу, вялікага Архістраціга. Ён прыйдзіць судзіць сваім страшным і грозным судом, з жазлом зялезным». Отметим, что казни страшные подробные, а суд Михаила страшный, грозный, но праведный.

 

Архангел Михаил оказывается проводником, вершителем высшей справедливости и при жизни, и после смерти человека. В заговоре, который читался, когда кто-то отправлялся в суд, подсудимый или обращался к трем главным христианским персонажам: З вастоку ідзець Гасподзь наш Іісус Хрыстос, із палудня Міхаіл-архангел, з вячэрняй зары Мікалай міласцівы; гарадзяць каменную аграду вокала раба божага…. Близость Михаила к Иисусу в этом заговоре неслучайна – он часто занимает это место, а иногда и место самого Христа – ведь в народном представлении Михаил – «суддзя вярхоўны».

 

Следуя белорусским заговорам, Михаил, пожалуй, более чем кто достоин звания Громовержец. Хотя принято считать, что свои функции бог Перун «возложил» на Илью-пророка, исследованный материал не подтверждает эту точку зрения. Илья вообще упоминается очень редко. На исследованные 1340 заговоров имя Ильи упоминается всего лишь десяток раз, в то время как имя Михаила сотню. Возможно, что здесь есть какая-то чисто белорусская специфика.

 

В довольно длинном заговоре «Ад ведзьмы, як малако ў каровы адбярэ», упоминается одновременно и Михаил и Перун: «…на том сівом коніку сядзіць святы Міхайла-архангал, у святым месьці, у залатым крэсьлі, кнігу-вангілю чытаець, хіруімы усьпеваюць, у Госпада Бога міласьці ўпрашаець… Перун б’ець, малоння паліць, малашніка і малашніцу ад етай скаціны, рыжай шарсьціны, за дванаццаць сажнеў адкідаець і сваім войстрым кап’ём наскрозь ёй жылы-пажылы прабіваець…». Или в коротком заговоре от змей: Буду ў Бога прасіць святога Міхайла-арханела і з гразой. і з перуном, і з дажджом… Отметим, что Михаил читает Евангелие и выступает перед Богом как проситель за людей. Гроза – исключительное оружие Михаила, не свойственное больше ни одному святому: «буду жалавацца святому Міхаілу-архангелу, каб і громам разбіла, маланкаю спаліла, па ўсім полі раскідала»…

 

«Як страляець з неба Міхаіл-архангал громам і маланьней, і вострай стралой, і як ніхто ня можэць ўняць ні грома, ні маланні, ні вострыя стралы, так ніхто ня можэць уняць і мяне…», «Свято Міхайла на прэстолі стаіць, відзіць ён нас, праведнікуў і ябеднікуў, і наганіцелеў, і ведзьмаў-чарадзейніцуў; І разбіваець вялікаю грамою, пякучаю маланнею, калянаю скалою, багатырськім канём, булатным нажом…».

 

Таким образом, народный Михаил-архангел совместил в себе казалось бы несовместимое языческие представления о Перуне и христианское представление об Архангеле, вылившись в образ небесного воителя и Судьи, Змееборца и Громовержца.

 

 

Книга Христианские персонажи в белорусских народных заговорах

Понравилась статья?

© СВЕТЛАНА ЛЕЙХНЕР. ВЕСЬ МАТЕРИАЛ, РАЗМЕЩЕННЫЙ НА ДАННОМ САЙТЕ, ЯВЛЯЕТСЯ АВТОРСКИМ, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ РИТУАЛОВ, И ТЕХ СТАТЕЙ, В КОТОРЫХ УКАЗАНЫ ДРУГИЕ АВТОРЫ. ЕСЛИ ВЫ КОПИРУЕТЕ МАТЕРИАЛ, ВАМ НЕОБХОДИМО УКАЗАТЬ АВТОРСТВО И АКТИВНУЮ ССЫЛКУ НА МОЙ САЙТ!

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.