Рубрики

Поделитесь статьей:

Одним из древнейших жанров, входящих в сферу магической практики и воплотившим в художественно-образной форме архаические представления наших предков, является заговор. В белоруской народной традиции заговоры имеют много названий “шэпты”, “словы”, “шаптанні”, “малітвы”, “чары”, “замаўленні”, “нагаворы”, к некоторым группам применяются названия “прысушкі” и “адсушкі”. Все эти названия несут в себе сведения о смысле, главном назначении произведений, а их сущность – это слово, язык, произношение, шептание. И не просто слово, а слово таинственное, слово вещее, пророческое, которое имеет необычную силу.

 

О массовом распространении заговоров свидетельствуют судебные дела XVII-XVIII веков, так как знахарство жестоко преследовалось церковью и государством. О повсеместном бытовании заговоров в XIX начала XX веков среди народа свидетельствует большое количество этнографических работ и собрании фольклорных произведений того времени.

 

Начальным толчком для первых исследований язычества послужили труды собирателей и хранителей языческой мифологии, народных верований и обрядов, заговоров, песен, суеверии: И.М.Снегирева, М.И.Касторского, Н.И.Костомарова. Д.О.Шеппингом были сделаны интересные наблюдения, положившие начало дальнейшим исследованиям и обозначившие основные направления и идеи: «Заговор – не что иное, как молитва; суеверные же гадания и обряды выгонения или обмывания болезней и злых наваждений, совершаемые доныне нашими знахарями, – осколки искупительных жертвоприношений и очищений посредством священных стихий воды и огня, точно так же как многие из наших обрядных песен еще остатки древних богослужебных гимнов».

 

Широкому собиранию заговоров в этот период способствовала организация Русского Географического Общества (1847). Активная деятельность его этнографического отделения побудила краеведов всей России, в том числе и Северо-Западного края, к которому тогда относилась Беларусь, к собиранию заговоров и сведений о знахарях и их “волшебстве”. В 1841 году вышла книга И.Сахарова “Сказания русского народа “. Одна из частей была озаглавлена “Русское народное чернокнижие” и, хотя автор считал, что “все кудеснические заговоры есть совершенный вздор, созданный для обольщения народа”, его работа была крупным явлением своего времени. В 40-х гг. XIX в. были опубликованы и первые попытки исследований, посвященных славянской мифологии и фольклору, среди которых работа И.Срезневского «Об обажании солнца у древних славян». Подлинно же научное изучение заговоров началось со второй половины XIX в. В.И.Далем и Ф.И.Буслаевым. Интересны “Великорусские заклинания” Л.Майкова, “Русская народно-бытовая медицина” Г.Попова (1903), “Заговоры, обереги, спасительные молитвы и пр.” Н.Виноградова и “Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии” (1878) П.С.Ефименко.

 

А.Н.Афанасьев (1826–1871) вошел в науку как издатель «Народных русских сказок» и как автор труда «Поэтические воззрения славян на природу». Он одним из первых исследователей обратил внимание на важность и необходимость изучения народного мировоззрения на том его этапе, когда оно не утратило еще своих языческих корней. Афанасьев обратил особое внимание на важность привлечения заговоров в качестве незаменимого источника для изучения взглядов наших предков, на особое значение слова: «Слово человеческое, по мнению наших предков, наделено было властительной чародейною и творческою силою, и предки были правы, признавая за ним такое могущество, хотя и не понимали, в чем именно проявляется эта сила». Он охарактеризовал некоторые художественные образы славянских заговорных текстов, выявив их мифологическое и сакральное значение. «В эпоху христианскую эти древнейшие воззвания к стихийным божествам подновляются подстановкою имен Спасителя, Богородицы, апостолов и разных угодников; в народные заговоры проникает примесь воззрений, принадлежащих новому вероучению, и сливается воедино с языческими представлениями о могучих силах природы: Христос – «праведное солнце» отождествляется с божеством дневного света, Пречистая дева – с красною Зорею, Илья-пророк, Николай-угодник и Георгий Победоносец заступают место Перуна».

 

Исследование было продолжено в труде “Разыскания в области русского духовного стиха» А.Н.Веселовским, а также А.Потебней, трактующим заговор “как словесное изображение пожелания через сравнение”, Огромный вклад внесла монография Н.Ф.Познанского “Заговоры. Опыт исследования происхождения и развития заговорных формул ” 1917г. Где подведены весьма внушительные итоги работы ученых в этой области и изложен личный подход автора к проблемам происхождения заговора, его развития, функционирования и т.д. Итак, уже в первом десятилетии XX века исследователи заговора затронули основные вопросы изучения этого синкретического вида искусства.

 

Для изучения белорусских народных заговоров огромное значение имеют труды Е.Р.Романова, «Из области белорусской народной медицины» (1903г.), П.В.Шейна, В.Н.Добровольского, Ч.И.Шлюбского, М.Федеровского «Народ белорусский на Руси Литовской» 1897г. Кроме них большой вклад в исследовании белорусского фольклора внесли труды Я.Тышкевича, Ю.Крачковского, М.Довнар-Запольского, А.Е.Багдановича, И.Бермана, К.Машинского, М.Я.Никифоровского. Белорусские заговоры использовались как материал многими русскими учеными: Н.Познанским, А.Ветуховым, В.П.Петровым.

 

После 1917 года изучению и собиранию заговоров в СССР уделялось значительно меньше внимания, чем они заслуживают. В 1936 году на Всероссийской конференции по фольклору был прочитан обзорный доклад В.П.Петрова о заговорах, но, к сожалению, он не был сразу опубликован. Изучением заговоров занимались А.М.Астахова, П.Г.Богатырев, Н.И.Савушкина, З.И.Власова, В.Н.Топоров и другие. В трудах этих ученых особое внимание уделяется изучению поэтики заговора, его структуры, изменению этого жанра, композиции, образов.

 

В системе фольклорных жанров заговоры занимают особенное место, что обусловлено их архаичностью, природой, утилитарной функциональностью, значением и самоценностью слова в этих произведениях. Заговоры – это способ воздействия на мир, это активнай позиция, что отличает их от песен, сказок или пословиц. В заговорах слово обретает силу, и поэтому они необычайно стабильны (ведь изменение любого слова могло привести к полной неэффективности загоаора). Они представляют явление двухприродное и, в то же время, единую, целостную конструкцию, основными аспектами которой являются фольклорный и ритуальный. Как явление уже само по себе двухприродное (утилитарное и художественное назначение) народные заговоры и по своему содержанию являются результатом двух мировоззрений: языческого и христианского. Часто эта двойственность видна невооруженным глазом, но иногда слияние двух культур настолько плотное, что невозможно вычленить, где заканчивается одно и начинается другое.

 

Русский православный времен, когда происходили трансформации заговоров – это вчерашний язычник. Ему хорошо известна отеческая вера, и, если он меняет ее на новую, то с чем и почему не хочет расстаться? Что его привлекает и отталкивает в новых Богах? Как язычник представляет, понимает христианские догматы? Как он воспринимает новую веру, новую систему ценностей, новых богов? Что он о них знает? Насколько искажены народным сознанием неприкасаемые образы Бога-Отца, Иисуса Христа, Богоматери, Троицы, святых?

 

Таким образом, цель данной работы: выявить взаимопроникновения язычества и христианства, отразившиеся в белорусских народных заговорах. Т.к. заговоры представляют неоценимый источник для изучения «двоеверия», попытаться выявить, насколько хорошо простым человеком были усвоены догматы новой религии. Проследить трансформации «неприкасаемых» образов христианской Троицы, Богоматери и популярных святых и определить насколько эти трансформации совместимы с истинным богословским христианством. Обозначить круг народной специализации христианских персонажей и попытаться найти факторы, послужившие причиной этой специализации.

 

По своей сути язычество – с отсутствием разработанной догматики и многобожием, со своей терпимостью – практически безболезненно могло включить в себя христианство, но никак наоборот. Многобожие могло принять в себя еще десяток богов, но Бог монотеизма не терпит конкурентов: да не будет у тебя богов, кроме меня! Язычник мог признать чужого бога, что неоднократно было в индуизме или в религии Римской империи, включавшей в свой пантеон божества покоренных народов, и, в конце концов, сделавшей окончательный выбор в пользу христианства. Но обращение христианина к языческому богу невозможно – грех.

 

Заговоры – это то, чего не должно было быть в мире истинного христианина. Ведь обращение к колдунам и волшебником многократно осуждено в Библии: «не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего. А одна из главных заповедей «не сотвори себе кумира» специально создана для того, чтоб избежать соприкосновения с язычниками. Моисей разбил золотого тельца, а до этого он показал силу своего Бога египетскому фараону и всем его волшебникам. Многократно проходят «состязания» Бога Яхве и языческих богов, с его предсказуемой победой. Но соблазн язычества сопровождал еврейский народ на протяжении всей его истории, описанной в Библии. Борьба тех двух миров, которые через столетия вновь столкнулись на территории Древней Руси и в более поздние времена – в Великом Княжестве Литовском, когда великие князья метались из одной веры в другую в зависимости от сложившейся ситуации.

 

Заговоры должны были быть полностью вытеснены, казалось бы, совершенно аналогичными по своей цели молитвами. Но этого не произошло. Вряд ли возможно, что заговоры остались только в силу консерватизма народной культуры, а не в силу своей действенности. Вероятно, если бы они не обладали практической пользой, они бы были забыты. Они остались, включив в себя новых «богов» и святых. По сути, заговоры, это то пространство, где язычество так и не было искоренено, безболезненно поглотив в себя новую веру, заставив работать на себя новых покровителей, и как покажет дальнейшее исследование, обращаясь с ними довольно свободно, а порой и, попросту, панибратски. И это с Иисусом Христом и Божьей матерью!

 

Перелом, который пережило общество 1000 лет назад, чем-то аналогичен произошедшему в нашем обществе с падением коммунистической идеологии. Интерес к христианской вере веры необычайно высок. Но так же велик и интерес к, казалось бы, давно вытесненному и забытому языческому опыту. Знахари, целители, предсказатели сейчас открыто занимаются своей практикой. Возможно, что, изучив изменения, происходившие в сознании предков, можно будет предсказать изменения в сознании атеиста, ставшего православным. Поэтому тема исследования представляется актуальной.

 

Основой исследования послужили белорусские народные заговоры, собранные трудами многих фольклористов, этнографов, ученых и просто небезразличных к народному слову людей: А.Е.Багдановичем, Г.А.Барташевичем, В.М.Добровольским, Е.Ф.Карским, Е.Р.Романовым, А.А.Шлюбским, П.В.Шэйном и другими. Самые ранние исследованные заговоры были записаны в конце XIX в., а поздние уже в 80-х годах ХХ века. Среди заговоров не проводился отбор по признакам их функционального назначения, принадлежности православию или католицизму или точной географической локализации (все заговоры собраны на территории Беларуси). Главным признаком отбора было упоминание в них христианских персонажей.

 

В первой главе этой работы приводится общая информация о заговорах, проводится исследование языческих верований, нашедших отражение в произведении христианского автора, известном как «Повесть временных лет» и история противостояния двух религий. Приводятся данные о том, что если язычество приняло в себя христианство практически без сопротивления, то христианство не собиралось мириться с «пережитками» прошлого, и костры, сжигающие язычников, горели вплоть до конца 18 века. Вторая, третья и четвертая главы рассматривают христианские персонажи в белорусских заговорах. Было изучено более 1200 белорусских заговоров, что позволило ответить на заданные выше вопросы.

 

Книга Христианские персонажи в белорусских народных заговорах

Понравилась статья?

© СВЕТЛАНА ЛЕЙХНЕР. ВЕСЬ МАТЕРИАЛ, РАЗМЕЩЕННЫЙ НА ДАННОМ САЙТЕ, ЯВЛЯЕТСЯ АВТОРСКИМ, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ РИТУАЛОВ, И ТЕХ СТАТЕЙ, В КОТОРЫХ УКАЗАНЫ ДРУГИЕ АВТОРЫ. ЕСЛИ ВЫ КОПИРУЕТЕ МАТЕРИАЛ, ВАМ НЕОБХОДИМО УКАЗАТЬ АВТОРСТВО И АКТИВНУЮ ССЫЛКУ НА МОЙ САЙТ!

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.